Aelirenn / Alienor (aeliren_elirena) wrote,
Aelirenn / Alienor
aeliren_elirena

Categories:

История о долге и безнадежности. Часть вторая.


В Акре гостит граф Триполийский. О нем пока что могу сказать лишь одно: граф Боэмунд – образец куртуазности. А чужим словам я никогда не верила. И начинать верить не собираюсь.

За краткую беседу Боэмунд сумел развеять все мои сомнения.

 - Я вынужден терпеть у себя в городе монголов. У меня слишком мало людей… Но ни о каком союзе с ними не может быть и речи. 

И я уже не сомневаюсь в его честности. Мы сами вполне могли бы оказаться в таком положении…

В Акре Боэмунд выкупил двух захваченных одним из рыцарей де Греньи  монголов, чтобы обменять их на христианских пленников. Что же, дело достойное и воистину богоугодное.

И мы, отбросив всякие сомнения, принимаем приглашение быть его гостями.  И  отправляемся в Триполи на праздничную пасхальную мессу.

 

Наслаждаемся гостеприимством графа Триполийского. Все, как должно - хорошее  вино, богатый стол и приятная беседа. Только мне в этом городе как-то не по себе. Ибо город, в котором мне доводилось бывать не единожды, стал другим. Слишком много здесь чужих непривычных лиц…

Какой-то знатный монгол, который похоже что чувствует себя здесь как дома, не в добрый час замечает графа Триполийского и его гостей и приглашает всех в свой шатер.

Таких шатров я еще никогда не видела. Посреди него горит огонь,  а сидеть приходится прямо на земле, на расстеленных шкурах.

Неприязнь мешается с интересом. Кто они, эти люди? Чего ищут они в этой земле? Я не сразу понимаю, что стоит за витьеватыми речами хозяина этого шатра. Этот человек всерьез думает, что эта земля, как и любая другая, должна принадлежать его полудикому народу… И становится страшно.

Начинается пасхальная месса. Наконец появляется возможность уйти, не нарушив приличий,  и не слышать речей этого кичливого варвара… Как бы хотелось заставить его замолчать навсегда...

 

Огонек свечи дрожит в ладони, горячий воск стекает на руку. Но к пасхальной радости примешивается совсем другое чувство, которому вообще-то не место в храме Господнем. Все-таки хорошо, что я в женском наряде  и на поясе нет меча…

Ибо в храме я снова вижу того монгола. И этот человек позволил себе встать рядом с теми, кому он не достоин даже прислуживать за столом. А потом – вмешаться в речь святого отца, говорящего о том, что только истинная вера может спасти нас в мире, погрязшем  во зле и войнах…

 - Покоритесь хану и войн не будет

И с моих губ само собой срывается одно слово:

- Никогда!

Патриарх Иерусалимский служит мессу, звучат слова молитв… Словно бы ничего и не случилось… Монголы называют себя христианами …

 

Обратный путь до Акры я помню смутно. А потом в городе появился гость, которого ждали меньше всего. К графу Яффасскому прибыл посланник от султана Дамаска. С предложением заключить союз, чтобы монголы не перебили нас поодиночке. Еще недавно о таком нельзя было и помыслить. А сейчас… Скоро я, похоже, разучусь удивляться…

Этого сарацина  можно было бы вообще не пускать на порог. Если бы не один старый долг, долг чести. У графа Яффасского был друг, достойный рыцарь, у которого не было ничего кроме меча и доброго имени. А из близких людей – только дочь. Потом этот рыцарь погиб, а о судьбе его дочери долгое время ничего не было известно. И лишь недавно мой супруг узнал, что девица попала в гарем султана. Худшей участи и представить нельзя…. И я заранее знаю – он согласится.

 

Огромный дворец, утопающий в роскоши.. Несмотря на поздний час приходится ждать - султан с кем-то беседует.  Конечно, не подобает христианскому  рыцарю ждать, пока его соизволит принять языческий правитель. Но здесь речь идет о деле чести. А долг перед погибшим другом заставляет на время забыть о гордости. Разговор, как того и стоило ожидать, оказался долгим. Слова султана слаще меда, но что действительно кроется за ними, одному Богу известно.... Граф Яффасский обещает помощь. Султан в ответ дает обещание  отпустить девицу без всякого выкупа.  Все сказано, разговаривать больше не о чем.

 

А в Акре сочли возможным провести совет в отсутствие сенешаля. Вкупе с этим приняли решение первыми напасть на монголов, когда те пойдут на Дамаск. А поскольку воинов в Акре мало,  город решено оставить почти без охраны.  Говорят, что монголы собирают возле Дамаска все свои силы, и нам нечего опасаться…Почему же так тяжело на душе?

И как быть теперь? Остаться и ждать неизбежного?

Или попытаться сделать хоть что-то? Только бы не оказаться пленниками в собственном городе, только бы не унижаться перед этими дикарями... И есть еще одна причина. Боэмунда открыто обвиняют в союзе с монголами, в предательстве. Что же будет, если в Святой земле христиане поднимут мечи против христиан?

- Обещайте мне, что вы не допустите бессмысленного кровопролития…

И мой муж не задумываясь  дает мне слово. Если бы мы могли знать, чем это обернется….

 

Мы встретили монголов там, где и ожидали -  возле Дамаска. Что было потом…Строй щитов и град стрел с обоих сторон. Одна стрела ударила в шлем. Еще одна оцарапала руку. Кто-то из стоявших рядом упал. Чьими молитвами хранит меня Господь? Все завершилось достаточно быстро – как только настал черед мечей. Остались в живых лишь те, кто успел убежать. Говорят, что в бою эти воины непобедимы… Но я пока что видела лишь как они умеют убегать.



 


Tags: история о долге и безнадежности, постфактум
Subscribe

  • Внезапно флэшмоб

    От mariya_mani 1. Ваш любимый (любимые) цветок Белая роза - по определению, шиповник. Цветущие яблони и цветущий миндаль. 2. Если…

  • Я зимой 2019...

    В этом году таких льдин у берега нет и "торосы" поскромнее... Остальное - без изменений

  • (no subject)

    Совершенно неожиданно для себя выяснила, что ноты - это совсем не китайская грамота, а вещь понятная и полезная. В музыкалку меня в свое время не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments