November 10th, 2015

Эхо нездешней памяти

Очередная городская легенда - одна из самых странных.. В городе, в котором я живу, почему-то изумительно много тулузских крестов...

Крест, сложенный четырьмя трилистниками. Две связки по шесть копий, перекрещенные с двенадцатью оконечностями. В древних церквях, в часовне, построенной на месте могилы Гильома, графа Арльского, возглавившего в южных землях борьбу против мавританских захватчиков, на алом стяге графа Раймона Сен-Жиля, сеньора, который первым откликнулся на призыв освободить Гроб Господень и отправился в Святую Землю, твердо решив не возвращаться обратно в свой благословенный край… Золотой крест, возвращенный из забвения спустя века. На кованых оградах, в резьбе на деревянных домах постройки начала прошлого века. Почти на каждом шагу – в городе, что находится так далеко от благословенного Юга. В городе, изначально бывшем пересечением двух разных миров. Почему здесь? Быть может, из-за сходства судеб.. Там было несколько столетий, здесь – год, стоивший века… Сияло весеннее солнце, столько писалось и пелось, давались клятвы....А потом – тишина и забвение – на десятилетия, на века. Ибо последняя надежда не сбылась…
Как бы то ни было, городу в степи сверх своей собственной досталась чужая память. Горькая память гордого Юга – терпкая как старое вино. И когда в старом городе цветет миндаль, на берегу реки звучат песни на языке, который здесь никогда не слышали, и закатное солнце пылает на клинках мечей, поднятых в салюте. И те, над кем время давно не властно, вспоминают пытавшихся здесь уже в совсем не рыцарские времена поступать как должно….